Шуфрич: Ежели в УПЛ решат, что "Говерла" остается, то так тому и быть

Иван Лекомцев: В седьмой игре все будет зависеть от морально-волевых свойств

Губернский: считаю, что "Динамо" провело хороший сезон

2-ое пришествие "Мараканы"

В месяц ранее действия готовящийся к сдаче объект посетила находившаяся в Рио на стажировке группа студентов факультета «Менеджмент в игровых видах спорта» бизнес-школы RMA. Побывавший там вкупе с ними Петр БРАНТОВ ведает о 10 более памятных эпизодах в истории старенькой «Мараканы» и делится впечатлениями от увиденного на новейшей.

Так смотрелась «Маракана» в год собственного открытия

Эпизод 1-ый. 1 июня 1950 года. Официальное объявление о сдаче в эксплуатацию: Специально возведенная к чемпионату мира 1950 года «Маракана» имела огромное количество стоячих мест, благодаря этому могла вместить 200 тыщ зрителей и по тем временам была сооружением полностью неповторимым. Игорь Фесуненко в собственной известной, размещенной в 1972 году книжке «Чаша “Мараканы” писал: “Металлоконструкции, затраченные на сооружение стадиона, можно было бы два раза уложить вокруг земного шара по полосы экватора. Из цемента, израсходованного на сооружение этого гиганта, можно было бы воздвигнуть колонну, в два раза превосходящую высоту самого высочайшего строения на земле - 103-этажного „Эмпайр Стейт Билдинг“ в Нью-Йорке”. Но самой волнующей цифрой, которую могут для вас сказать бразильские Константины Есенины, являются 56 миллионов, либо, чтоб быть максимально точными, 56 102 336 болельщиков (составляющих наиболее половины населения всей страны!), прошедших за эти 20 лет через ворота стадиона на его трибуны. К огорчению, не все из этих 56 миллионов смогли возвратиться домой: на трибунах “Мараканы” погибло 20 человек, два 10-ка страдальцев пали тут гибелью героев на поле брани - жертвы бурных инфарктов и инсультов, вызванных незабитыми голами, проигранными кубками и пенальти, пробитыми мимо ворот. Заметим, но, что эти печальные утраты, были, хотя и в чрезвычайно малой степени, возмещены одной страстной фанаткой футбола, которой удалось благополучно разрешиться от бремени прямо на архибанкаде (втором ярусе) “Мараканы” во 2-м тайме матча сборных Бразилии и Парагвая 31 августа 1969 года, 1-го из 3,5 тыщ матчей, проведенных тут за эти 20 лет».

2-ая половина 50-х годов. Валдир Перейра, наиболее узнаваемый как Диди (слева), на тренировке «Ботафого». Рядом - очередной кумир «Мараканы», Мануэль Франсиско дос Сантос по прозвищу Гарринча.

Эпизод 2-ой. 15 июня 1950 года. 1-ая игра и 1-ый гол: В первом матче, сыгранном на новеньком стадионе, хозяева, сборная штата Рио, противостояла команде Сан-Пауло. 1-ый гол забил 21 - летний Диди, будущий двукратный фаворит мира, изобретатель «сухого листа», непревзойденный диспетчер и убежденный пижон. «Бегать я не люблю. Для чего мне бежать 40 метров и отдавать пас на 5, когда можно пробежать 5 и дать на 40? Пусть побегают те, кто играет против нас, а мне нравится, чтоб моя форма опосля матча оставалась сухой и без одного пятнышка». Так говорил о для себя он сам. А вот, что говорил о нем Пеле: «В сопоставлении с Диди я никто. Мне к нему даже не приблизиться, он - мой кумир, он - человек, на которого я смотрю не по другому, как снизу ввысь. Я помню, как я брал свои 1-ые футбольные рисунки: это были его портреты».

16 июля 1950 года. Финишный матч IV-го чемпионата мира. Бразилия - Уругвай. Стадион «Маракана». 200 тыщ зрителей. 79-я минутка. Уругваец Гиджа забивает победный мяч в ворота владельцев.

Эпизод 3-ий. 16 июля 1950 года. Финишный матч IV-го чемпионата мира меж Бразилией и Уругваем: Эта игра до этого времени остается главной катастрофой бразильского футбола, его вечно кровоточащей раной. Играя дома, перед 200 тыщами человек, ни один из которых не колебался в победе, забив первой в матче, где ее устраивала ничья, Бразилия, тем более, уступила. «Маракана» плакала… Этот проигрыш поставил крест на карьере почти всех футболистов той сборной: на последующий чемпионат мира поехали только вратарь Каштильо и защитник Нилтон Сантос, в 50-м бывшие глубокими резервистами. Голкипер Моасир Барбоза, пропустивший решающий мяч опосля удара в ближний угол, незадолго до погибели, последовавшей полста лет спустя, говорил: «Наибольший тюремный срок в Бразилии - 30 лет. А мне за ту ошибку впаяли 50. 50 лет люди шарахаются от меня, как от прокаженного. Меня нет. Меня просто не существует»… И очередной факт, красноречиво свидетельствующий о том, как болезненно в Бразилии воспринимается все, что припоминает, пусть даже опосредованно, о том поражении: финишный матч с Уругваем стал крайним, проведенным государственной командой в белоснежных футболках, с того времени резервный набор формы «селесао» постоянно имеет голубий «верх».

Отпечатки ступней Пеле на «Маракане»

Эпизод 4-ый. Март 1961 года. В матче «Сантоса» против «Флуминенсе» Пеле забивает «гол столетия»: Как досадно бы это не звучало, видеосвидетельств этого чуда не сохранилось. Остались лишь устные. Вообщем, их настолько не мало, и они так единообразны, что не верить им у потомков нет никаких оснований. Итак, что он сделал? Он забрал мяч в своей штрафной и дошел до чужой, по дороге обыграв всех до одного футболистов команды конкурента. Крайним был вратарь. Удар - гол… В память о этом подвиге на «Маракане» установлена бронзовая мемориальная доска.

15 декабря 1963 года. Так смотрелась «Маракана» в тот день и час, когда тут был установлен мировой рекорд посещаемости футбольных матчей, проводимых в рамках клубных турниров

Эпизод 5-ый. 15 декабря 1963 года. На «Маракане» установлен до этого времени не побитый мировой рекорд посещаемости для клубных турниров: В тот день на игру меж «Фламенго» и «Флуминенсе» —- самое горячее дерби чемпионата Рио - пришли поглядеть 194 тыщи 603 человека. Больше не было никогда. Да сейчас уже не будет. Кто были эти люди? Чем был для их футбол? Пусть о этом скажет все этот же Игорь Феснуненко. А мы послушаем, сделав, естественно, известную поправку на времена, когда этот рассказ прозвучал в первый раз, и когда одной из основных обязательств русского журналиста - международника было изобличение империалистических хищников. Итак: «… Всю недельку по грошу собирает Зе да Силва три крузейро, экономя на собственных вонючих сигаретах, на лекарстве для 1-го из восьми собственных малышей, на фасоли, являющейся единственной едой семьи, на туфлях для дочери, которая не может отыскать жениха. В воскресенье, сломив протест собственной измученной нищетой “компанейры” Лурдес, Зе отчаливает на “Маракану”, где дает свои три крузейро за место на архибанкаде. Он платит эти средства не попросту ради того, чтоб поглядеть любимое “Менго”… Когда его смятые грязные бумажки исчезают в окошечке кассы, он ощущает себя счастливым, так как знает, что они пойдут в сейфы родного клуба, который доставляет ему столько радости и - Бог его простит! - горя… Зе счастлив, помогая “Менго”… О том, что происходит с его средствами опосля того, как кассир флегмантично кидает их в ящик, мулат не думает. Ему некогда мыслить о этом, так как он спешит на свою архибанкаду, где уже грохочут тамбурины, вспыхивают ракеты и развеваются красно-черные флаги “Менго”…

“Удовлетворенность народа”. Гарринча на “Маракане”






"Уфа" проведет пресс-конференцию по итогам сезона

Эллисон: "Лотус" не ждет повторения прошлогодней драмы Барселоны

Copyright © Naporisto.ru. За здоровый образ жизни, спорт и спортивые новости. All Rights Reserved.